Реальность счастливых

Мы всегда делаем интервью накануне 31-го января. Но кажется, что промежуток между этими разговорами каждый раз становится меньше. Скоростное время. И хочется задумываться о самых важных вопросах. Хочется отметить всё, что хорошо. Утвердить благополучное. Назвать и отойти от неприятного. Всегда важно просто отдать себе отчёт – что есть что. Андрей делает это каждый день – в стихах. И раз в год – в прозе.


– На какую тему ты сейчас часто думаешь? Из большого, жизненно важного?
Я долгое время не имею постоянной работы, а я был и остаюсь основным ответственным за будущее моей большой семьи. Жизнь показала, что я не очень хороший, точнее, плохой прогнозист и экономист, поскольку не смог просчитать все риски, правильно вложить и сохранить заработанное за годы.


– Обижаешься на внешние обстоятельства?
Я их принимаю. Обиды – это прямая дорога к раковым заболеваниям. Стараюсь искать
какие-то плюсы в любой ситуации, дабы не скатиться до уныния. Обижаться и негодовать – это всё равно что выпить яд в надежде, что он убьёт твоих врагов. Всё, что происходит, – это замысел Творца. Но относительно себя могу сказать точно: я никогда не перейду границу между добром и злом. Как бы тяжело мне ни было, я всегда буду оставаться в круге собственной совести. Я, как и прежде, живу по принципу: «Не говори Богу о своих проблемах, но скажи проблемам, что у тебя есть Бог».

– Какое дело считаешь основным на данный момент?

Погашение долгов и выход на работу.

– Когда бывает тяжело или грустно, что тебе помогает избавиться от уныния?

Дети, жена, мама жены, друзья и, конечно же, мои исповеди. Все мои стихи – это прежде всего исповеди. В уныние в принципе нельзя впадать. Я сейчас проживаю очень непростой и достаточно затянувшийся период испытаний на всё, что только возможно, но у меня есть Афанасий, который ничего об этом не знает. Он приходит ко мне по утрам и приносит с собой такой заряд непосредственного оптимизма и позитива, что я осознаю: он всё понимает и искренне не даёт мне грустить.
Знаешь, когда человек делает нам больно, то, скорее всего, сам он глубоко несчастен. Счастливые люди не хамят в очередях, не ругаются в транспорте, не сплетничают о коллегах. Счастливые люди – в другой реальности. Им это ни к чему. Вот Афанасий приходит именно из другой, настоящей реальности. Впрочем, все люди, которых я люблю, – из другой реальности. Поэтому и в моей реальности тяжёлое и грустное не такие уж страшные недуги.

***
Мир, состоящий из страстей,
Всё время предлагает дыбу,
Спасибо Богу за детей,
За всех, кого люблю, – спасибо!
Они спасают и ведут
Вперёд, сквозь тьму, дорогой света,
Лишь с ними на душе уют,
На все вопросы есть ответы.
Спокойны и лиричны сны,
И в рифмах такт и совершенство,
Мне Богом на земле даны
Года познания блаженства.
В миру предательств и страстей
Меня не затянуть на дыбу
Благодаря любви детей
И всех, кому скажу: «Cпасибо!»


– Расскажи, что тебе принёс прошедший год?
Любовь. Я с каждым днём всё больше осознаю, насколько я люблю свою жизнь и людей, которых люблю. Это трудно передать словами, стихами. Я знаю, что моё время, моё самое дорогое в жизни время, мы должны быть вместе. Надо уметь закрывать скучную книгу, уходить с плохого кино, увольняться с плохой работы и расставаться с людьми, которые тобой не дорожат. Я сразу вычеркиваю из жизни людей, которые предали. – Не возвращайтесь к людям, которые вас предали. Они не меняются. Это в моём случае особенно касается и близких по крови. Шpамы, кoторые oстaвили близкиe люди, нe зaлeчит никто. Oни знaли, кyдa бьют. И от этого только дороже и ближе те люди, которые искренне любят и верны своей любви.


***

За грешность плоти заплачу здоровьем —
Такая плата, в общем, справедлива.
Я страсть когда-то называл любовью,
А ангел в небе плакал молчаливо.
Учила жизнь, менты, врачи, колёса —
Исколесил страну и четверть мира.
Искал ответы, находил вопросы.
Мне помогала быть не мёртвым лира.
Жене спасибо, её маме, детям —
Они и есть богатство, как иначе.
За все ошибки только я в ответе,
Ведь ангел больше в небесах не плачет.


– Понятно, как можно оценить, свой человек или нет, проходя особенно трудные или особенно радостные ситуации. А ты пытаешься оценивать, насколько ты сам хорошо выполняешь роль «своего» человека для близких?
Я прохожу все эти ситуации постоянно. Я не оцениваю: я либо принимаю и отдаю всё, либо закрываюсь и не подпускаю на пушечный выстрел. Никогда не путайте мой характер с моим отношением к вам.
Мой характер зависит от меня, а моё отношение – от вашего поведения.


ОЛЬГЕ АЛЯКИНОЙ
Время с вальсом минут
Разливает года по бокалам.
Я не чувствую пут,
В этот миг даже неба так мало.
Дно лишив высоты,
Мне желанною кажется бездна.
Пусть не сбылись мечты,
Жизнь, однако, не так бесполезна.
Со мной ангелы пьют,
Над землёю кружась облаками.
Время с вальсом минут
Искушает судьбу пустяками.
И глобальности нет,
Не в плохом и уж точно в хорошем.
Жизнь парадом планет
Сбросит смерти ненужные ноши.
Нет в душе метастаз.
Всех болезней причина — обида.
Время, здесь и сейчас,
Старость в зеркале прячет для вида.
А я просто живу,
Мне в стекло не смотреть до рассвета.
Вдоль обрыва ко рву —
И обратно, где море и лето.
Дети быстро растут,
Не читая, как водится, книжки.
Время вальсом минут
Призывает остаться мальчишкой
И, на крыше куря,
Под гитару слагает куплеты,
Подтверждая не зря:
Путь открыт прямо в небо поэтам.
Ты со мною пройди,
Хороши по вселенной гастроли.
И другого не жди,
Моя муза Алякина Оля.
Мы не чувствуем пут.
Жизни вместе, как вечности, мало.
Время вальсом минут
Разливает года по бокалам.
P.S:
То ли тост, то ли стих,
Счастья лучше, чем ты, знаю, нету.
За Эдем для двоих!
Эй, вы, крикните ж «Горько!» поэту!

– И всё-таки: ты пытался посмотреть на себя со стороны? Каким, ты думаешь, ты видишься другим людям?

Скажу честно – никогда. Я вот подумал: наверное, со стороны я выгляжу как минимум забавно. Мало кто делится исповедями. Мои стихи сами постепенно стирают грани между мной внутренним и мной, увиденным со стороны. Я чувствую это. Любовь, о которой я говорил в начале, даёт свои прекрасные плоды. Мне кажется, она даёт спокойствие, в первую очередь потому, что спокойнее становлюсь внутри. Главное, не лгать себе. Говоря правду о себе и говоря честно обо всём, ты, безусловно, настраиваешь против себя людей. Знаешь, главное, самому не создавать внутри себя продукты нелюбви. Когда в человека кидаете грязью, помните, что до него она может не долететь, а на ваших руках она уж точно останется. Так вот, на моих руках этой грязи нет. Не знаю, насколько это видно, но я даже не пытаюсь на это посмотреть со стороны.



От дурных новостей до решительных битв,
От придуманных снов до непрожитых фраз —
Ослепляющий пламень беззвучных молитв
Помогал находить выход здесь и сейчас.

Я рубил, как мечом, прямо в небо окно.
Было всё нипочём и почти всё равно,
Когда нож продолжал по душам разговор,
Когда кровью на снег, когда рифмой в упор.

Время выбрало время и сделало шаг.
И слова на слова, за делами дела.
Лишь сегодня понятно, что было не так,
Но не сбросить седла, не порвать удила.

За галопом в галоп, за аллюром в аллюр,
Покоренье Европ, среди пуль много дур.
Повезло: не досталось, однако, свинца.
Я живой, я живу, я дойду до конца.

То ли рай, то ли ад, то ли где-то не там
Вечность встретит однажды с букетом цветов.
Прогуляется осень по чистым листам,
Соберёт месяц март петербургских котов.

А пока облака и сплошной непокой.
Выдох-вдох, омут-брод и костёр за рекой.
Много, в общем, всего, без чего не найти
Мне себя самого на тернистом пути.



– Ты продолжаешь много писать. Каждый день. Стихи ничем не заменены. Это уже как дышать?
Это, видимо, моя особенность. Я сам не понимаю, как всё это происходит, откуда приходит, но мне это жизненно необходимо, да. Я не пью, не курю, не употребляю наркотики, не играю в казино – вообще ничего такого я не делаю. Но у меня есть драйв, и этот драйв в моих исповедях. Наверное, я, и уходя отсюда, обязательно последние слова скажу в рифму.


– А не страшно сказать о себе больше, чем хотелось бы? Слишком откровенно себя показать?
В исповеди есть особый сакральный смысл. С каждым разом всё глубже и глубже, больше и больше обнажаешься. Сначала слетает пальто, и так до самой кожи, а потом уже и кожа не нужна. Самое сложное – стать простым. Поэтому я ничего не боюсь, скорее наоборот: я не хочу и, наверное, уже не могу быть неоткровенным и неискренним.

Уж за туманами не еду и не хожу по краю бритвы.
Уже не радуют победы в судах да и на поле битвы.
Уже полвека, даже боле, ко мне по отчеству соседи.
Уже есть ощущенье боли, уже все молодые леди.
Уже без шика по Арбату, уже с ментами можно пиво.
Уже — а помнится, когда-то гитара бредила мотивом.
Хотя забыли пальцы струны, хотя причислили к поэтам,
Я все равно останусь юным в мечтах и поисках ответов.
Вот так, не возражай, не надо искать без повода кого-то.
Я Питер помню Ленинградом с любым за Невским поворотом.
Уже — а стало быть, приеду и не вернусь из снов обратно.
В четверг, во вторник или среду — мне быть собой всегда приятно.



Беседу вела Анна Зозо