Сегодня уже 11 августа 2018 года. Тихий вечер в уютной гостинице Геленджика.
Вот и вписано последнее имя и поставлена точка в моей последней (не побоюсь этого слова) книге. Я решил закончить с тем, что называется исповедальной поэзией. Закончить с тем, чем я жил 35 из 49 лет своей жизни. Мог ли я тогда, в далёком 1983 году, подумать, что лёгкая попытка эпиграмм на учителей и одноклассников превратится в целую эпоху моей жизни. Спасибо Владимиру Семёновичу, ведь именно он заложил во мне непреодолимую жажду поиска слова. Помню этот по кускам склеенный голос на бабинах. Эту радость от песен и стихов воистину гения земли русской. Позже был Башлачёв, но это позже. Поэзия стала для меня всем, и именно она вела мою жизнь витиеватыми дорогами интересного времени. Всегда со мной были мои стихи. Сначала спрятанные в тетрадках, затем написанные на салфетках, затем напечатанные тайком на печатной машинке. Позже были компьютер и телефон. Школа, училище, армия,[рок-н -ролл на всех этапах], работа, отсутствие работы. Одиночество и не одиночество, шум и тишина. И каждый день — огромное количество исповедей ложилось на листы, или, точнее, набивалось в телефон. Сегодня я понимаю, насколько мне повезло и насколько легко и тяжело с этим было жить. Я проделал большой путь и попробовал, наверное, всё, что только возможно в поэзии. Для меня написание стихов всегда было исповедью. Я всегда боялся быть проповедником — и не зря. Я остался честным в отношении своего творчества. Сегодня я вдруг понял, что пришло время снять поэтическую схиму и закончить с тем, что называется поэзией. Я делаю осознанный выбор. Почему?Чтобы ответить на этот вопрос нужно слишком долго объяснять. Слишком долго. Те, кто знают меня, — надеюсь поймут. Благодарю вас за то, что были терпимы. Искренне ваш, Андрей Алякин



P.S: А новая книга, безусловно, получилась, и мне самому она очень нравится. Благодарю Бога. И, конечно, я, как и раньше, подарю её всем желающим, и не один раз выступлю и почитаю стихи, также проглатывая слова и волнуясь.