ТЫ КАК НИКТО
(11.03.2919-






Ангел в женском обличье — а может быть, мне показалось —
На колени припал, молча крылья сложил за спиной.
Никогда ещё раньше такого со мной не случалось.
Да и кто подтвердит, что пришёл этот ангел за мной?
Никого за окном: город спит, пять часов до рассвета.
Позабыв про закат, фонари ловят ветер и снег.
Тишина хороша, но на улице явно не лето.
Подо льдом буйство чувств и течения пламенных рек.
Где уныние грех, там навряд ли отыщешь усталость.
Облака поутру ввысь потянут своей белизной.
:::::::::::::::::
Ангел в женском обличье, а может быть, мне показалось.
Да и кто подтвердит, что пришёл этот ангел за мной?





Мой ангел ходит без косы,
Но есть под нимбом косы.
И не взирая на часы,
Я задаю вопросы:
А сколько здесь осталось мне?
И где встречают вечность?
И почему в любой весне
Главенствует беспечность?
Он отвечает не спеша,
Что всё, вокруг и всюду,
Пока свободная душа
Свободно верит чуду.
Возможны будут чудеса,
Ответы и вопросы.
Скажи, зачем нужна коса,
Когда за нимбом косы?
И нам с тобой, мой милый друг,
Дарована беспечность.
Ведь время, замыкая круг,
Являет миру вечность.







В небо по трубе, мимо крыш,
К ангелам за вечным огнём.
Ты моё отсутствие простишь,
Видя солнце яркое, а в нём
Я как есть, но только вдали.
С ангелами белёсыми в пляс.
Лишь увидь мой облик с земли,
Мне так нужно это сейчас.
Не ушёл, а просто взлетел
Мимо крыш, по чёрной трубе.
Потому что очень хотел
Осветить дорогу тебе.




Ты как никто. Я как никто. Давно,
И много больше, и ни разом меньше.
Таких, как мы, увидишь лишь в кино:
Одни на миллиард мужчин и женщин.
Рецепта счастья нет, где нет аптек.
Ты как никто, я как никто в ответе
За радость встреч и полноводье рек,
За всё, что есть на маленькой планете.
Люблю, любим; чего ещё, скажи?
От вдохновенья и до вдохновенья
Реальностью предстали миражи,
И дольше жизни каждое мгновенье.
Ты как никто.




Будет день, и пища будет.
Может быть, помогут люди.
Время — ласка без прелюдий.
Не судим тот, кто не судит.
Перекрестие дорог
Только там, где хочет Бог,
А не вымысел тревог.
Не беда, что с нами строг.
Мы б иначе и не вняли
Ни тоске и ни печали.
Нет конца, мы все в начале.
По стыду нам и воздали.
Жизни, судьбы, грани света,
От вопроса до ответа,
От привета до привета.
Так и крутится планета.




Заколосится поле новью,
Манящей станет целина,
И небо, полное любовью,
И дождик каплями вина.
Весна грешить не перестала,
А осень в святости листвой
Ветрами ночь стихи листала
И шифровала образ свой.
Я так хочу, а значит, буду
Ходить по этой целине.
И ни на миг не позабуду,
Как дорога беспечность мне
Твоя в принятии решенья
Остаться в памяти навек.
Храня свободу отношенья,
Летим, мой милый человек!
Заколосилось поле новью,
Перед глазами целина.
И небо, полное любовью,
И наши осень и весна.





В твоё тепло, в ту комнату, где мы
Сильнее были лютого мороза,
Не ведали поэзии зимы
И знали быт — надежд земная проза.
А за окном в бессилии метель,
А на стекле лишь белые узоры.
В твоё тепло, в ту сам постель,
Где утро начинается не скоро.
Жизнь — это жизнь, затем растает лёд,
И венский вальс в небесной круговерти.
Моё тепло покой в тебе найдёт,
Твоё тепло спасёт меня от смерти,
Где холод будет править и зима,
Где песнь споют суровые метели.
Я не сойду, безумствуя, с ума,
Пока ты ждёшь меня в своей постели.




Верить меньше не стал и не стану,
Даже если совсем обесточат,
И зальют ядом рваные раны,
И воткнут в сердце нож среди ночи.
Да такое и раньше бывало,
Я не сам это всё выбираю.
Сбросив на пол своё одеяло,
Подхожу и гуляю по краю.
Нервных клеток навряд ли прибудет,
И моложе наверно не стану.
Но вокруг меня близкие люди,
Значит, яд не войдёт через рану
В кровь, которая мчится по венам.
Жизнь не станет ни скучной, ни серой.
Да и я знаю сам откровенно,
Что, как прежде, храним своей верой.




ОДИНОЧЕСТВО В СЕТИ
И пусть не все изведаны пути
Там, где в ночи экран надеждой светит.
Захочешь — знаешь, где меня найти:
Нас крепче уз, видать, связали сети.
Не спишь и ждёшь, и я в ночи не сплю.
У одиночества лицо экрана.
И странность слов «Я так тебя люблю».
По меньше мере, как-то очень странно.
Таков прогресс, не нам его менять.
Не мы с тобою за него в ответе.
Ты дашь себя не только лишь обнять,
Но от интима не родятся дети.
В сети все безопасные пути,
Лишь вирус может быть в ночи угроза.
Захочешь, знаешь, где меня найти.
Со мною одиночество — не проза.







Мне не нужно ни на что решаться,
Не за что и незачем платить.
Не хватает неба надышаться,
Не хватает взгляда охватить.
Я не умер: я хожу по свету,
Я пою, я чувствую, я здесь.
Ни раздрайва, ни сомнений нету.
Не моё — уныние и спесь.
Время без меня часы считают.
Стрелки, цифры, лунный циферблат.
Птицы улетают, прилетают,
Как и было много лет назад.
Память беспокоит, но не слишком.
Не прошу, и раньше не просил.
Потому что все ещё мальчишка,
И в душе и в теле много сил.
И не нужно ни на что решаться,
Не за что и незачем платить,
Не хватает неба надышаться,
Не хватает взгляда охватить.






Когда День Рожденья не повод для лести,
А жажда болтать до утра
О том, что полвека и рядом, и вместе,
И нравится эта игра;
Что жизнью зовётся и что не придётся
Прощаться на миг или год;
И место найдётся, и боль отзовётся,
И лучшее снова придёт.
Во имя спасения гоним сомненья,
Пять букв всего в слове «прости».
Мое вдохновенье не Днями Рожденья
Измерено, как ни крути.
Не повод для лести быть рядом и вместе





По жизни, по судьбе иль по дороге:
Как ни зови, как ни молчи, ни жди.
А совесть, стыд бывают очень строги,
И слёзы грусти тоже не дожди.
Коварный рок заносит и выносит,
Спасает вера в негасимый свет.
Ведь тот, который ни о чём не спросит,
На всё имеет собственный ответ.






Все из жизни сюжеты.
Всё до боли знакомо.
И на полках поэты
В спальне отчего дома.
Кто мог знать, кроме Бога,
Что пройдёт лишь полвека,
Книжек станет так много —
Впору в библиотеку
Заполнять формуляры
И искать между делом
Звук любимой гитары
Алой каплей на белом.
Парус рваный ветрами,
Клад на дне океана,
Облака за горами,
Зазеркалье экрана.
И полки, и походы,
И страницы, и строки,
Летописные годы,
Молодые пророки —
Кто в окно, кто под пули, —
Выбирая беспечность
Беззаботно уснули,
Обнаружили вечность
В спальне отчего дома.
Из закатов в рассветы.
Незнакомы, знакомы
Моей жизни сюжеты.




Ворваться в жизнь, перемолов ветра;
Явить себя, затмив на время небо.
Колосьями стихов в муку до хлеба!
Увидеть солнце, прокричать ура!
Сегодня нет ни завтра, ни вчера.
Свобода начинается с утра.

Ворваться в смерть, переломав кресты,
Отрыв окно, сорвав с петель все двери.
Стереть с могил и цифры, и потери.
Кто как никто все воскресит мечты?
Слова прощенья на миру чисты.
Свобода — первый признак высоты.

Ворваться в мир, переведя лишь дух
Для ориентира, выбрав точку в небе.
Где зёрна говорят дождям о хлебе,
Не одинок ни инок, ни пастух.
Не бойся размышлять о счастье вслух.
Свобода там, где пламень не затух.


[андрей алякин]