2020

(01.01.2020-

Всё, что сделано, не ошибка.
Всё, что прожито, не ерунда.
Вспоминай обо мне с улыбкой —
Не всегда, но хотя б иногда.
Время бегает только по кругу,
Выставляя ненужный счёт.
Мы как прежде нужны друг другу,
В молоко добавляя мёд.
Пусть сегодня мечты другие,
Пусть другая немыслимость строк,
Всё, что прожито, — ностальгия.
Всё, что сделано, — суть дорог.





Когда двери мозга слетают с петель,
Весь мир — проходной двор.
Ты приглашаешь меня в постель,
Мне нравится приговор.
Страсть до потери смысла и сил,
Не поиск себя и всех.
Я никогда ни о чём не просил
Там, где властвует грех.
Настежь окна — и космос наш.
Небо всюду постель.
Блаженство там, где начинается блажь,
Когда двери мозга слетают с петель.





Известным не буду — мне просто не надо
Ни рая халявы, ни звёздности ада,
Ни просто чего-то, ни многое где-то.
Мне жизнь не работа, а быт не планета.
Я гостем не буду ни в небе, ни в поле,
Ведь главное чудо — живой и на воле.
И искренен честно, и ищущий Бога, —
Его повсеместно не может быть много.
Известным не стану, напрасны стремленья.
Открытую рану в портал вдохновенья
Душа превратила, и в этом есть чудо.
Звезда засветила: известным не буду.



Чистым снегом асфальт разукрашу,
Брошу розы с улыбкой к порогу.
Город спит, время только лишь наше, —
Будем тратить его понемногу.
Я стихи почитаю о главном
И не главном на этой планете.
И всё тайное станет вдруг явным,
И Луна по другому засветит.
Я сниму с тебя бальное платье,
Ты с меня мой костюм торопливо.
И наполнятся страстью объятья,
И всё будет не пошло, красиво.
Утро кофе напоит и чаем,
Белый снег на асфальте растает.
Мы расстанемся и заскучаем,
По тому, как всё это бывает.


В новое десятилетие,
В омут иль вброд — непонятно,
В мир без прогнозов метео.
Будущее приятно:
С неба амуры стрелами,
Ангелы на свирели.
За облаками белыми
Песнь херувимы запели.
Бог всех услышал, кажется,
Помощь Его желанна:
Сложится, или скажется,
Или прольётся манной.
Нету прогнозов метео,
Но всё и так понятно.
В новое десятилетие
С теми, с кем быть приятно.
Время вращает лопасти,
Видимо, от беспечности.
Нет и не будет пропасти
Между... в объёме вечности.
Живы все мы для Господа.



Здравствуйте, вот так бывает вдруг:
В зимний вечер посреди столицы
Кружатся снежинки, словно птицы,
Не боясь метели или вьюг.
Здравствуйте, вот так бывает вдруг.

Лирика сильней любых невзгод,
Ангелы над городом кружатся.
И стихами на листы ложатся
Песни вдохновенные без нот.
Лирика сильней любых невзгод.

Я люблю, и в этом смысл весь
Жизни с непридуманным сюжетом,
Исповеди, созданной поэтом.
Счастлив, находясь сегодня здесь.
Я люблю, и в этом смысл весь.

Здравствуйте, вот так бывает вдруг:
В зимний вечер посреди столицы
Кружатся снежинки, словно птицы,
Не боясь метели или вьюг.
Здравствуйте, вот так бывает вдруг!




Без тебя, без меня эхо нового дня
Вряд ли сможет стать звонче, поверь.
Колокольно звеня, никого не виня,
Строки рвутся наружу, за дверь:
В небо, ввысь, в чистоту, обнажая мечту,
Полным взмахом расправленных крыл.
Испугав пустоту и набрав высоту,
Я остался таким же, как был.
Быт не быт, быть не быть, но важнее любить:
В каждом доме частица огня.
Ничего не забыть, только крепкая нить
С вдохновеньем связала меня.
Как себя ни готовь, сокровенна лишь кровь,
И важнее всего только ты.
Так что, милая, вновь миром правит любовь,
А поэзия верит в мечты.




ЕЛЕНЕ БУДНИКОВОЙ (АКИМОВОЙ)
С Днём Рожденья, сестра, с Днём Рождения!
Как же здорово в день января
Не сомнения, а вдохновения
Видеть в клеточках календаря!
И года не имеют значения:
Каждый год новым станет, и пусть
Будут светлыми все приключения,
Ностальгической милая грусть.
Ясность мыслей и сердца биение,
Сил запас и дорога не зря.
С Днём Рожденья, сестра, с Днём Рождения
Каждый год в пятый день января!



С РОЖДЕСТВОМ!
На окошке зажжённой поставлю свечу,
Чтоб Мария пришла на рассвете.
Я Ей место в душе дать навечно хочу:
Там, где радость, надежды и дети.
Где любовь, и где вера, и где торжество
Сил добра, где мечты и свобода.
Где сбываются сны, где всегда Рождество,
Несмотря на столетья и годы.
На окошке свеча, в Вифлееме звезда
И волшебная сладость молитвы.
Матерь Божия, будь с нами всюду всегда:
В мирных буднях и тяжестях битвы.

P.S:
Без любви жизни нет, время не обмануть.
Всё серьезно, а не понарошку.
С Рождеством! С Рождества начинается путь:
Со свечи, что стоит на окошке,
В каждой русской душе.






От дурных новостей до решительных битв,
От придуманных снов до непрожитых фраз —
Ослепляющий пламень беззвучных молитв
Помогал находить выход здесь и сейчас.

Я рубил, как мечом, прямо в небо окно.
Было всё нипочём, и почти всё равно,
Когда нож продолжал по душам разговор,
Когда кровью на снег, когда рифмой в упор.

Время выбрало время и сделало шаг.
И слова на слова, за делами дела.
Лишь сегодня понятно, что было не так,
Но не сбросить седла, не порвать удила.

За галопом в галоп, за аллюром в аллюр,
Покоренье Европ, среди пуль много дур.
Повезло: не досталось, однако, свинца.
Я живой, я живу, я дойду до конца.

То ли рай, то ли ад, то ли где-то не там
Вечность встретит однажды с букетом цветов.
Прогуляется осень по чистым листам,
Соберёт месяц март петербургских котов.

А пока облака и сплошной непокой.
Выдох-вдох, омут-брод и костёр за рекой.
Много, в общем, всего, без чего не найти
Мне себя самого на тернистом пути.




История болезни не нова:
То щемит грудь, то нервы, то нет сил.
Я прохожу, как ветер, жернова.
Я полстраны родной исколесил.
Россия — мать. И истина проста:
Быть с нею вместе больше, чем удача.
Впитав любовь распятого Христа,
Она весною, как берёзка, плачет.
Она хранит в себе себя саму,
И терпит боль, и помогает всюду.
Её совсем нельзя понять уму,
Её всегда спасает только чудо.
Я русский, это значит, я живой.
Я не умру в болезненном припадке,
Когда поля укроются травой,
Когда стихи появятся в тетрадке.
Всё много проще ветром в жернова:
Вхожу и выхожу, не замечая.
История болезни не нова
Для всех, кто песней каждый день встречает.





Плесните мне шампанского, мадам,
А лучше дайте из горла «салюта».
Хочу вернуть мгновения, как будто
Не суждено быть прожитым годам.
Плесните мне шампанского, мадам!

О, рыженькая Галя, вижу Вас
В моей каюте на борту фрегата.
Мы с Вами в ней матрасились когда-то,
Был самым удивительным матрас.
О рыженькая Галя, вижу Вас!

И Вас, Элен, мне не забыть уже:
Чулки и каблуки под звук канкана.
Вы мне мои залечивали раны,
Мне нравились все Ваши неглиже.
И Вас, Элен, мне не забыть уже!

Мне не забыть вовеки Натали:
Такую не найти в заморских странах.
Я с нею был героем всех романов,
Придуманных поэтами земли.
Мне не забыть вовеки Натали!

Татьяна, с Вами был особый шик:
Стихи читали по ролям в постели.
Вы как никто ласкать меня умели
И знали много больше лучших книг.
Татьяна, с Вами был особый шик!

Плесните мне шампанского, мадам,
А лучше дайте из горла «салюта».
Хочу вернуть мгновения, как будто
Не суждено быть прожитым годам.
Плесните мне шампанского, мадам!






Вот и всё: что хотел, то сказал.
Может, быстро а, может, невнятно.
Мы уйдём, опустеет, как водится, зал.
Я жалею, что вход в него платный.
Но иначе нельзя: в этот сумрачный век
Быть непросто обычным поэтом.
Нету денег в бюджете не только на снег —
Нету их и на жаркое лето.
Я не всё написал, я ещё напишу,
Если Господу будет угодно.
Извините за то, что всё время спешу,
Обнажая мечты принародно.
Не за деньги, поверьте, я всё рассказал.
Я хочу время сделать добрее.
Вот и всё: опустеет, как водится, зал,
Там, где Саша для вас был с Андреем.




Никто не ушёл: все со мною, все рядом.
Любой рок-н-ролл по вселенной парадом.
Им нет тридцати, мне уже за полсотни.
Бетховен, прости, я фанат подворотни.
И рифмами твёрд ещё больше мальчишка.
Аккордом аккорд, вспышка — искрами вспышка.
Где шапки в снегу, свистопляс до рассвета,
Как прежде могу жечь по пояс раздетым.
Живая струна, колокольцы на шее.
Какая война без ста граммов в траншее?
Любой рок-н-ролл по вселенной парадом.
Никто не ушёл: все со мною, все рядом.





Не теряйте себя, чтоб потом не искать
Оправдания глупостям всё же.
Ничего никогда не вернётся опять,
Мы не станем ни мигом моложе.
Радость в сердце всегда безнадёжно жива,
Думы просто ветра в чистом поле.
И на месте обид остаются слова,
Лишь в прощенье спасенье от боли.
Телефонные книги хранят номера
Даже тех, кто звонить уж не будет.
Память любит всегда возвращать во вчера,
Так живите ж сегодня как люди.
Не теряйте себя, чтоб потом не искать.



Доверим всё Богу, прогоним тревогу, —
Он знает, зачем и когда;
Где мало, где много, где соль на дорогу;
Где запутеводит звезда.
Ошибки простятся, мечты воплотятся, —
Он знает, зачем и когда.
Враги отдалятся, врачи пригодятся,
Считать перестану года —
Ни мало, ни много такую дорогу.
Он знает, зачем и когда.
Прогоним тревогу, доверимся Богу,
Тому, Кто нас любит всегда.




Уж за туманами не еду и не хожу по краю бритвы.
Уже не радуют победы в судах да и на поле битвы.
Уже полвека, даже боле, ко мне по отчеству соседи.
Уже есть ощущенье боли, уже все молодые леди.
Уже без шика по Арбату, уже с ментами можно пиво.
Уже — а помнится, когда-то гитара бредила мотивом.
Хотя забыли пальцы струны, хотя причислили к поэтам,
Я все равно останусь юным в мечтах и поисках ответов.
Вот так, не возражай, не надо искать без повода кого-то.
Я Питер помню Ленинградом с любым за Невским поворотом.
Уже — а стало быть, приеду и не вернусь из снов обратно.
В четверг, во вторник или среду — мне быть собой всегда приятно.

[андрей алякин]